Открытый фестиваль искусств Черешневый Лес.

XVI Открытый фестиваль искусств «Черешневый Лес» и Государственный музей изобразительных ev_2016-06-06_1_1117 искусств имени А. С. Пушкина представили масштабную юбилейную ретроспективную выставку Льва Бакста (1866–1924).

6 июня Пушкинский музей захлестнула атмосфера finde siècle, «конца века», сотворенная экзотическими девушками с эскизов Льва Бакста. Специально ко дню открытия выставки почетный гость мероприятия, дизайнер Антонио Маррас, создал капсульную коллекцию кутюрных платьев, вдохновленных костюмами великого театрального художника, которые стали украшением праздника.

На выставке «Лев Бакст / Léon Bakst. К 150-летию со дня рождения», гости и друзья «Черешневого Леса» увидели около двухсот пятидесяти произведений живописи, оригинальной и печатно_73A7132й графики, фотографии, архивные документы, редкие книги, а также сценические костюмы и эскизы для тканей.

Отправились в путешествие сквозь пространство и время вместе с великим художником прошлого и именитым дизайнером настоящего Олег Табаков, Марина Зудина, Зельфира Трегулова, Александр Васильев, Ольга Свиблова, Ксения Собчак, Павел Каплевич, Алла Сигалова, Кристина Орбакайте, Григорий Ревзин, Рубен Варданян, Арина Шарапова, Алена Свиридова, Вера Глаголева, Ирада Зейналова, Елена Захарова, Сати Казанова, Екатерина Шипулина, Алиса Хазанова, Любовь Новикова, Александра Михалкова, Митя Фомин, Антонина Клименко, Наталья Гандурина, Констнтин и Варвара Ремчуковы, Марк Гарбер, Эвелина Хромченко, Алена Долецкая, Дарья Веледеева, Полина Сохранова, Полина Киценко, Ольга Карпуть, Илона Столье, Пол_73A7105ина Аскери, Надежда Оболенцева, Снежана Георгиева, Оксана Лаврентьева, Наталья Туровникова, Виктория Шелягова, Ольга Сутулова, Маргарита Лиева и многие другие.

В уютном Итальянском дворике Пушкинского музея гостей встречали девушки, облаченные в легкие кремовые, белые и дымчатые наряды Antonio Marrasиз невесомых прозрачных тканей с причудливыми вышивками. Величественные экспонаты Пушкинского музея, фантазийный калейдоскоп творений Бакста и похожие на ожившие полотна мастеров art nouveau модели Antonio Marras создавали единое пространство современного искусства, наполненное духом истории и красоты.

На торжественной церемонии открытия к гостям с приветственным словом обратились организаторы и кураторы выставки.

Михаил Куснирович, глава группы компаний BOSCO:

– У нас собралась большая компания: и читатели L’Officiel, и члены семьи Bosco, и друзья музея Пушкина. В гостях у нас Антонио Маррас – замечательный модельер, который по мотивам того, что было сто лет назад сотворено Бакстом, сделал специально к сегодняшнему дню капсульную коллекцию. Если через сто лет, в 2116 году на СXVIОткрытом фестивале искусств «Черешневый Лес» здесь будет выставка Antonio Marras, будет очень здорово.

Ксения Собчак, главный редактор журнала L’Officiel:

– Мне очень нравится западная традиция делать красивые балы, закрытые фуршеты в самых лучших мировых центрах искусства, и Пушкинский музей – как раз музей мирового уровня, где такие мероприятия должны проходить.

Мы очень рады, что сегодня, за день до официального открытия, читатели журнала L’Officiel, клиенты компании BOSCO станут первыми, кто увидит эту уникальную выставку. А главное – самые замечательные люди, друзья, искусствоведы, люди, которые работают в других музеях и которые любят Бакста согласились стать экскурсоводами и рассказать о нем что-то интересное и личное.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А.С. Пушкина:

– Мы старались, чтобы это был рассказ про художника, который создавал мир красоты, который пытался отринуть штампы, чтобы сделать мир вокруг себя прекрасней, чтобы включить абсолютно все краски, которые казались ему важными в свой рисунок. Я поздравляю нас с тем, что выставка открылась.

На выставке можно будет увидеть 250 чрезвычайно редких произведений, полученных нами при помощи наших друзей из главных музейных институций не только России, но и из Франции, из Центра Жоржа Помпиду, из музея Виктории и Альберта в Лондоне, из частных коллекций Европы. Точно так же, как Бакст вышивал, краска за краской, свои ткани, так же мы пытались сделать узор этой выставки. Надеюсь, что все наши усилия оправдаются, когда вы войдете в наш главный зал и скажете «Ах!», потому что мы сделали все для того, чтобы это «Ах!» произошло.

Джон Э. Боулт, куратор выставки директор Института современной русской культуры при Университете Южной Калифорнии:

– В нашей выставке мы попытались отразить все аспекты творчества Бакста: живопись, портреты, костюмы, к концу жизни он заинтересовался кинематографией. Я очень благодарен сотрудникам музея за хорошую работу. Выставка эта была очень сложная, мы брали много экспонатов из разных коллекций, государственных и частных, но в конце концов мы справились.

Я верю в знаки судьбы. Почему Бакст находится в музее Пушкина? Как вы знаете, Пушкин любил ножки, а Бакст, как выясняется, не любил, потому что год назад, на финальной стадии подготовки нашей выставки, прыгнув от радости, я сломал себе ногу, а несколько месяцев спустя, второй куратор, Наталья Автономова, тоже прыгнула от радости, и тоже сломала ногу. Так что, господа, ходите по выставке с осторожностью.

По замыслу организаторов, первыми экскурсоводами по уникальной экспозиции стали сами гости-почитатели таланта Льва Бакста, каждый из которых нарисовал образ великого художника своими неповторимыми красками.

Первые посетители выставки с удовольствием слушали эмоциональное повествование Павла Каплевича, утонченный и рафинированный рассказ Ольги Свибловой или наполненный красочными деталями экскурс в прошлое Александра Васильева.

Павел Каплевич, художник, театральный продюсер:

– Это история потрясающего человека, который является нашим национальным достоянием, и, к счастью, через 150 лет к нам возвращается. Я посмотрел его работы, это изумительная выставка, содержательная, объемная. Я считаю, что для меня, для людей, которые любят театр, балет, — это большой подарок.

С приходом Марины Лошак в музее стали проводиться выставки русских художников, которых раньше здесь не предполагалось. Все было отдано европейской культуре, американской культуре, а вот теперь здесь можно посмотреть Бакста. Правда он и русский, и западно-европейский – он объединил собой целую планету.

Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея:

– Не существует никаких барьеров между жанрами искусства, видами искусства. Это мультимедиа музей в прямом понимании слова «медиа» — это не новые технологии, это дизайн, это архитектура. Все, что прекрасно сделано в мире, становится искусством. Научная формула может быть прекрасна. Мода давным-давно живет в крупнейших музеях мира, «Черешневый Лес», как всегда, идеально конструирует программу фестиваля, в которой всегда прослеживаются тончайшие ассоциативные связи: Бакст – великий театральный художник, соединявший в своих костюмах от античности – и заметьте, мы с вами в музее античных слепков – до безумных ориентальных мотивов, и Маррас, который тоже в своих костюмах соединяет все, что можно. В обоих случаях это пост-модерн – а Бакст этого слова даже не знал. То, что мы видим сейчас в стенах Пушкинского музея, — естественно, органично и прекрасно.

Александр Васильев, историк моды:

– Бакст был уроженцем Гродно, родился в еврейской семье, путешествовал через Константинополь в Грецию – чувство востока у него было в крови. Я уверен, что оттуда пошло его восприятие такой яркости, таких специй, таких потрясающих ингредиентов. Оно было пропитано не Москвой и не Петербургом, гораздо более чопорными, гораздо более строгими, а потрясающим представлением о Греции, которую он увидел, путешествуя со своим другом Валентином Серовым. Поездка в Константинополь наверняка его поразила. Удивительно, что знание востока в такой строгий Париж эпохи ар-нуво привнесли русские художнике, и краеугольным человеком был конечно Дягилев и его ближайший сподвижник – Бакст.

На этой выставке очень много замечательных эскизов. Бакст пользовался таким большим успехом заграницей как автор-рисовальщик множества театральных постановок, что его стали копировать, у него появились ученики, и его слава шагнула далеко за океан. Его даже пригласили в США, где он одно время жил и оформил целое театральное помещение в городе Балтимор. Его выставки проходили в нескольких городах США, в Париже его называли эротоман- потому что его эскизы для своей эпохи были невероятно сексуальные.

Многие художники и сейчас вдохновляются его работами, копируют его стиль рисунка, хотят повторить эту пластику, это движение, эту музыкальность. Бакст очень тонко понял суть балета. Движения балета и графика Бакста, представленная на выставке, великолепна.

Созданная специально к церемонии открытия, капсульная коллекция Antonio Marras стала воплощением любви дизайнера к творчеству Льва Бакста.

Лев Бакст и Antonio Marras – два имени, два художника, как будто далеких друг от друга, разделенных временем и пространством. Один уже достиг творческого бессмертия, став настоящей легендой прошлого столетия. Другой еще только на середине своего творческого пути. Мы счастливы, что именно в пространстве BOSCO, где талант и неординарность всегда приветствуются, произошла встреча этих двух творческих начал, двух неповторимых художественных миров. Бакст, ошеломивший свой век фантасмагорией красок, графики, исторических ассоциаций, интегрированных в театральные костюмы. Его работы были важной составляющей небывалого успеха Дягилевских балетных сезонов. Маррас, создающий свои уникальные коллекции одежды, принадлежит к той же редкой формации творцов, возникающих как будто из другой реальности, неких космических посланцев, разрушающих границы привычных представлений о прекрасном. Неудивительно, что творчество Льва Бакста произвело неизгладимое впечатление на Марраса, творящего сегодня, но черпающего вдохновение из тех безвозвратно ушедших времен.

Создавая капсульную коллекцию вечерних платьев, посвященных Льву Баксту, Маррас прибегает к таким близким ему приемам – деконструктивизму, обильному декору, многослойности, технике пэчворк. Декоративность, которой дизайнер владеет особенно виртуозно, включает в себя символические орнаменты и реплики мировых этнических культур. Замысловатый крой, асимметричный силуэт, игра невесомых фактур, все это созвучно восточным летящим ансамблям, вдохновлявшим самого Бакста.

Маэстро очаровали ориентальные мотивы в творчестве Бакста, который в свое время произвел настоящую революцию театрального костюма.

Выразительные аппликации, пайетки и стразы, которые так любит Антонио Маррас, вторят причудливым восточным одеяниям, традиционно богатым вышивками и узорами. От театрализованного бакстовского ориентализма Маррас оставляет свободу линий, как бы играя с соблазнительной прозрачностью тканей, но делает выбор в пользу более сдержанной цветовой гаммы белого, кремового и черного, сохраняя монохромность роскошной отделки.

Виртуозное соединение фактур и цветов для создания целостного гармоничного образа – вот где мастерство дизайнера достигает своего апогея. Здесь Маррас как никогда созвучен Баксту, ведь художник даже фигуры на эскизах рисовал в танце, повторяющем хореографию балета, чтобы наряд жил одной жизнью и двигался в одном ритме с танцовщиками.

Фрагменты футуристического дизайна, элементы геометрической формы, фактуры новейшего поколения как символы технологичного XXI века – Маррас сочетает с кушаками, меховой отделкой, ручными швами, необработанными краями ткани – цитатами из блистательных 20-х прошлого столетия.

Каждое платье выполнено в единственном экземпляре. Каждое имеет свое имя. И это не просто перечень красивых женских имен. Это целая галерея легендарных прекрасных женщин – Одри, Айседора, Саломея, Анна, Дафна, Лилиана, Вера, Полина, Елена, Настя, Карина, Ольга, Нина, Регина, Василиса, Ирина, Эльмира, Ида, Роза, Диана.

Антонио Маррас:

– Михаил Куснирович и его жена Екатерина пригласили меня в Москву, и по этому случаю я специально подготовил капсульную коллекцию, посвященную выставке Льва Бакста. Мы очень много работали, чтобы успеть показать коллекцию вовремя, и для меня большая четь представлять ее именно здесь, потому что Москва для меня – это второй дом.

С творчеством Бакста я познакомился в Париже 25 лет назад, и с тех пор я собираю книги и материалы, посвященные этому художнику. Сам я родом с Сардинии, и стиль Бакста, фактура его нарядов для меня очень близки. К тому же, мне очень важно, чтобы у наряда были душа и характер, что мы наблюдаем и у Бакста.

Кристина Орбакайте:

– Я очень люблю стиль ар-нуво, потому что он никогда не устаревает. Когда идет речь о создании какого-то ретро-образа, то я в первую очередь прибегаю именно к ар-нуво. Он уместен везде – и в интерьере, и в украшениях, и в одежде.

Елена Захарова:

– Выставка получилась абсолютно фантастическая, у меня просто нет слов, потому что это как раз та эпоха, которую я очень люблю и ценю, и прекрасно, что все это объединено в стенах Пушкинского музея – очень красивая коллекция Antonio Marras, и костюмы, и эскизы Льва Бакста.

На торжество я надела платье Antonio Marras, и, мне кажется, оно прекрасно вписывается в эту атмосферу. К тому же, учитывая то, что я играю Мату Хари, мне это особенно близко: во время работы над ролью я видела ее оригинальные вещи, и здесь все абсолютно в ее стиле. Хотелось бы больше таких нарядов в гардеробе.

Сати Казанова:

– Антонио Маррас создал очень талантливую коллекцию – с одной стороны, он отразил дух эпохи, а с другой – привнес очень много своего. Сейчас на мне платье из коллекции Antonio Marras, я в нем с удовольствием хожу уже второй день, позавчера выступала в нем на Усадьбе Джаз, пела мантры. Я выступала на площадке, обрамленной колоннами. И в окружении этих колонн, напротив усадьбы, в этом платье, я как будто перенеслась в другое временное измерение.

Лев Самойлович Бакст, на Западе известный как Леон Бакст, знаменит, прежде всего, своими впечатляющими проектами для Русских сезонов С. Дягилева в Париже и Лондоне. Его необычные и динамичные декорации и костюмы обеспечили успех таким легендарным постановкам, как «Клеопатра», «Шехеразада», «Синий бог» и «Спящая принцесса», и оказали влияние на общее представление о сценическом оформлении. Рассматривая балет, оперу и драму как синтетические художественные конструкции, в которых цвет, звук, слово и движение являются равноправными партнерами, сотрудничая с такими выдающимися личностями – импресарио, художниками, музыкантами, танцовщиками и писателями – как Сергей Дягилев, Вацлав Нижинский, Игорь Стравинский, Александр Бенуа, Клод Дебюсси, Ида Рубинштейн, Айседора Дункан, Габриэль д’Аннунцио и др., Бакст радикально изменил способ существования артиста на сцене, освободив энергию его движения и создав органическую связь между авансценой и зрительным залом.

Бакст прославился не только как театральный художник, но и как живописец, как портретист, какмастер книжной и журнальной иллюстрации,дизайнер интерьеров и создатель высокой моды 1910-х годов, близкий модным домам Пакен, Шанель и Пуаре. Бакст также разрабатывал дизайн украшений, сумок, париков и других модных аксессуаров, писал статьи о современном искусстве, дизайне и танце,читал лекции в России, Европе и Америке о моде и современном искусстве, написал полный интригующих подробностей автобиографический роман, увлекался фотографией и в конце жизни проявлял большой интерес к кино. Влюбленный в старину и в восточное искусство Лев Бакст объединил экстравагантность ар-нуво с чувством меры и здравым смыслом – это редкое сочетание принесло ему мировую славу.

В экспозицию включены произведения из государственных и частных российских и западных собраний. Многие из них впервые демонстрируются в России. Работы, представленные на выставке в ГМИИ им. А. С. Пушкина, охватывают ряд наиболее важных для художника тем: пейзажи, портреты, панно, модные туалеты и ткани и, конечно же, театр, которому посвящена основная часть экспозиции. Среди театральных работ нельзя не отметить эскизы костюмов для Иды Рубинштейн в партии Саломеи для «Танца семи покрывал» (1908, ГТГ) и в партии Клеопатры для одноименного балета (1909, СПбГМТиМИ; дар Международного благотворительного фонда «Константиновский» в 2013 году; из коллекции Никиты и Нины Лобановых-Ростовских); эскизы костюмов «Беотийца» (ок. 1911, СПбГМТиМИ) и «Вакханки» (1911, Центр Помпиду, Париж) к балету «Нарцисс»; эскиз костюма для Вацлава Нижинского в партии Фавна к балету «Послеполуденный отдых Фавна» (1912, частное собрание, Париж); эскиз костюма «Юноши, сопровождающего Орфея в храм» к балету «Орфей» (1914, ГМИИ им. А. С. Пушкина); эскиз костюма «Коломбины» к балету «Спящая принцесса» (1921, Музей Виктории и Альберта, Лондон). В экспозиции будут представлены известные станковые произведения: «Портрет Сергея Дягилева с няней» (1906, ГРМ), «Автопортрет» (1893, ГРМ), «Ужин» (1902, ГРМ), портреты Дмитрия Философова (1897, Дагестанский музей изобразительных искусств имени П. С. Гамзатовой, Махачкала), Андрея Белого (1906, ГЛМ, Москва) и Зинаиды Гиппиус (1906, ГТГ), декоративные панно «Древний ужас» («TerrorAntiquus») (1908, ГРМ) и «Элизиум» (занавес для Драматического театра В. Ф. Комиссаржевской в Санкт-Петербурге, 1906, ГРМ).

Представлен и ряд костюмов, созданных по эскизам Бакста: Музей Академии русского балета имени А. Я. Вагановой показал знаменитый костюм Вацлава Нижинского в партии Призрака розы, Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства предоставил четыре костюма: Японской куклы для Веры Трефиловой к балету «Фея кукол», костюмы к балетам «Клеопатра», «Карнавал», «Дафнис и Хлоя». Известный российский историк моды Александр Васильев – более 10 экспонатов из своей коллекции: модные платья и театральные костюмы 1910–1920-х годов к балетам «Тамара», «Шехеразада», «Спящая принцесса».

Искусство Льва Бакста – органичная часть возрождения интереса к декоративному искусству начала ХХ века в России, Европе и Америке. Новаторство и изобретательность созданного художником сценического оформления все еще влияет на современный художественный процесс.

Григорий Ревзин:

– Вариант бакстовского русского стиля был очень неординарным. Надо понимать, что до этого, в 18-19 веке русский стиль был распространен и во всем мире, и в Париже в частности. Бакст же ввел такой «сумасшедший» русский стиль, который больше ассоциировался с востоком, существовал в парадигме Александра Блока «Да, скифы мы, да, азиаты мы». Самое «русское», что было в репертуаре, это, пожалуй, «Весна священная» — это дохристианская Россия, языческие верования. То есть, его Россия – это нечто таинственное, спонтанное, хтоническое, что как бы себя не понимает, но тем не менее полно жизненной силы. Этот образ на Западе закрепился, в Русские сезоны потом добавился и рериховский вариант с мистикой. Особенно сильно такое видение России закрепилось во Франции, поэтому русскому авангарду, следующим художникам, приходилось завоевывать мир через другие города, через Берлин, Венецию, через Америку. Париж был «оккупирован» мирискуснической линией, Бакстом в первую очередь.

Эвелина Хромченко:

– Я достаточно часто появляюсь на мероприятиях, связанных с искусством, в маленьких черных платьях. Не изменила себе и сегодня с той погрешностью, что в этот раз на мне кутюр Антонио Марраса, который сегодня принимает участие в открытии ретроспективной выставки Льва Бакста.

С творчеством Леона Бакста я знакома с детства, что совершенно, на мой взгляд, нормально, потому что Бакст – это одна из составляющих русского стиля. В 2009 году я выпустила книжку, которая называется «Russian style». Естественно, Русский сезоны Дягилева и Бакст как эталон заняли там законное почетное место. Русский стиль западным зрителем воспринимается очень многогранно. Все, что касается его сказочности, фантазийности – все это по факту оформлено художниками, которые были современниками Бакста, самим Бакстом, и каким-то образом было использовано Дягиевым в Русских сезонах.

Марина Зудина:

– Очень необычный формат мероприятия- экскурсии по выставке ведут известные люди. Не говоря уже о той красоте, которая была с самого начала. Это удивительно, когда воссоздан стиль, который соответствует времени Бакста, при этом костюмы современного дизайнера, и все это тонко и со вкусом обыграно. Я ведь театральный человек, а театральный мир очень яркий, образный. Он не столь графичен, сколько чувственен, и конечно у Бакста это выражено в полной мере. Вокруг вкусная, аппетитная, какая-то солнечная фактура, которой в обычной жизни не хватает. Потрясающая выставка.

ГМИИ им. А. С. Пушкина и Открытый фестиваль искусств «Черешневый Лес» связывают давние партнерские и дружеские отношения.

В программе фестиваля «Черешневый Лес» разных лет были такие уникальные события, как выставки Франко Дзеффирелли «Искусство спектакля», «Встреча с Модильяни», «КОСТЮМЫ/CОВРЕМЕННИКИ» Роберто Капуччи;«Мир войны Николая Жукова» к 60-летию Великой Победы и живопись и графика Моисея Фейгина «Исповедь Арлекина», выставка одной картины «Паллада и кентавр» Сандро Боттичелли из Галереи Уффици; в сквере ГМИИ им. А. С. Пушкина была представлена скульптурная композиция «Рембрандт в бронзе» и с успехом прошел музыкальный концерт с участием дирижера Карло Понти.

Первое событие фестиваля «Черешневый Лес» в ГМИИ им. А. С. Пушкина состоялось в 2003 году. На концерте Российского национального оркестра под управлением Карло Понти партию фортепиано исполнила Ее Королевское Высочество принцесса Каролин Хефнер, а солистка Ла Скала Галина Горчакова (сопрано) и восходящая звезда мировой оперной сцены Дай Чанг (тенор) подарили слушателям несколько арий великих итальянских и русских композиторов.

С 2004 года музей неоднократно предоставлял свои стены для уникальных выставочных проектов. В рамках IV фестиваля прошла выставка Франко Дзеффирелли «Искусство спектакля», а в 2005 – в год 60-летней годовщины Великой Победы – в стенах музея расположилась живопись и графика, объединенная в проект «Мир войны Николая Жукова».

В 2006 году ГМИИ им. А. С. Пушкина увидел экспозицию «КОСТЮМЫ/CОВРЕМЕННИКИ» Роберто Капуччи, одного из самых известных художников-дизайнеров современности, а 2007 год ознаменовал грандиозный проект – выставка «Встреча с Модильяни», открывшая для российского зрителя одного из самых своеобразных художников XX века.

В 2010 году в сквере музея разместился уникальный проект «Рембрандт в бронзе»: по воле скульпторов Александра Таратынова и Михаила Дронова персонажи полотна Рембрандта «Ночной дозор» покинули плоскость холста и возродились в «3D-формате». А в Отделе личных коллекций увидели свет живопись и графика Моисея Фейгина. Его выставка «Исповедь Арлекина» продолжила серию экспозиций музея, представляющих художников, которые в силу обстоятельств не снискали громкой славы и официального признания.

На XI фестивале «Черешневый Лес» ГМИИ им. А. С. Пушкина привез в Москву «Палладу и кентавра» Сандро Боттичелли из Галереи Уффици.

Церемония награждения премией «Творческое открытие» Олега Янковского – это отдельная глава совместной летописи фестиваля и музея, ведь именно здесь, в Белом зале ГМИИ им. Пушкина 31 мая – или 32-го по «янковскому стилю» – на Х Юбилейном фестивале «Черешневый Лес» состоялось первое вручение премии, которую получили десять лауреатов — Вадим Aбдрашитов, Роман Балаян, Леонид Броневой, Сергей Гармаш, Марк Захаров, Александр Збруев, Станислав Любшин, Виктор Раков, Инна Чурикова, Леонид Ярмольник.

В 2011 году вручение премий вновь прошло в музее. Одним из лауреатов у себя «дома» стала директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова «за готовность открыть двери пространства академического творчества современному дизайну, дизайну моды», в частности, за масштабную выставку Dior.

И вот, в 2016 году, «Черешневый Лес» и ГМИИ им. А.С. Пушкина снова объединились, чтобы подарить поклонникам Льва Бакста монументальную ретроспективу работ великого художника.

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.

  • Интересное