ОДНАЖДЫ В РОССИИ — НОВОЕ ШОУ канала ТНТ

ОДНАЖДЫ В РОССИИ —  НОВОЕ ШОУ ТНТ  С 28 СЕНТЯБРЯ ПО ВОСКРЕСЕНЬЯМ В 21.00

«Россия – богатейшая страна, в которой много нефти, газа и галыгинпроблем. Новое шоу ТНТ «Однажды в России» не решает ни одной из них. Оно над ними смеется».

Вадим Галыгин, ведущий «Однажды в России»

Мы показываем маленькие кинофильмы о российской действительности.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер «Однажды в России»

«Однажды в России» продолжает традицию сатиры, традицию социального юмора на ТНТ. При этом такого уровня, с таким масштабом, на таком технологическом уровне студийных комедийных шоу на российском телевидении еще не было. Это настоящий театр на сцене, при этом снятый как кино. Самое главное – по моему, получилось очень смешно. После просмотра пилота у меня челюсти свело от смеха…»

Александр Дулерайн, генеральный продюсер ТНТ.

Участники разыгрывают скетчи на сцене перед зрителями. Их снимают камеры. «Однажды в России» – реальное театральное действие, совмещенное с кинопроизводством.

ВЯЧЕСЛАВ ДУСМУХАМЕТОВ, СОЗДАТЕЛЬ И ПРОДЮСЕР :    

Наше шоу называется «Однажды в России». А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить1. Мы не встали на баррикады – мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы . Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: «Смотрите, дождь пошел!» Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело.

Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал . Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильн2о и сюжет выбран действительно из реальной жизни.

В юморе самая сильная шутка – это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче.3

Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок.

То, что происходит в шоу, – не совсем скетчи. Скетч – это шутка, а у нас – целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером – используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняютс4я с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями – 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта.

Но самое главное – не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака.

ВАДИМ ГАЛЫГИН, ВЕДУЩИЙ :

В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу.

Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте.

Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве – те же монологи Райкина, – то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора.

«Однажды в России» – это, по сути, практически короткометражное кино. А еще – это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще – грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.

Кто придумывает зарисовки: кто-нибудь один или все действующие лица?

Максим Киселев. Все участвуют в процессе. И актеры и авторы. У всех желание сделать хороший продукт.

Игорь Ласточкин. Основную работу выполняют авторы проекта, а актеры уже добавляют некие смешные «бантики» и иногда усмешняют формулировки!

Азамат Мусагалиев. Один сокрушитель, как подсказывает Давид Цаллаев!

Как вам удается не рассмеяться, играя все это?

Ольга Картункова. Мы просефи… парасофи… профсеси … Ну, в общем, могём  мы не смеяться!

Ира Чеснокова. Надо очень сильно закусить щеки. Правда, так невозможно говорить, но тут надо выбирать: либо не ржать, либо говорить. 

У вас есть какие-нибудь ограничения по хронометражу? 15-минутный скетч может появиться в шоу?

Александр Пташенчук. Я думаю, может. Все зависит от сюжета, плотности юмора и легкости просмотра. Если зритель не заметил, что номер шел 15 минут, значит, все удалось!

Ира Чеснокова. Как-то мы хотели снять скетч. Он должен был идти 37 часов. Но операторы ушли на обед .

Как считаете, остросоциальный юмор может сделать страну лучше? Почему?

Денис Дорохов. Нет. Юмор скорее указывает на изъяны общества, а исправить их может только само общество.

Ольга Картункова. Нужно показывать людям их ошибки, давать возможность посмотреть со стороны на себя. Если при этом они начнут меняться в лучшую сторону, значит, мы все сделали правильно. А соответственно, если все и вся будет меняться в лучшую сторону, то и жить станет легче и лучше.

Тимур Тания. Иронизируя над проблемой, ситуацией, а иногда над собой, человек перестает бояться, освобождается от стереотипов, лучше чувствует других.

А про Путина скетч можете снять? А показать?

Ольга Картункова. А почему бы и нет? Особенно если он сам попросит . А может, и не попросит, особенно если попросит не снимать… Там много вариантов!

Ира Чеснокова. Снять – запросто. А вот показать не получается. Самовоспламеняется кассета. 

Знакомы ли вы с содержанием статьи №282 УК РФ о разжигании ненависти? Зачем разжигать рознь к социальной группе «депутаты», «коррупционеры», «взяточники», «жители Рублевки»?

Игорь Ласточкин. Возможно, затем, что именно они придумали эту статью .

Ольга Картункова. По статье 282 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа от 100 до 500 тысяч рублей. Ну, мы работаем на телевидении и, если что, можем себе позволить его заплатить.  Да и не разжигаем мы ничего.

Денис Дорохов. Наше шоу заставляет смеяться. Ненависть – не по нашей части.

И все же предположим, кто-то из депутатов, госчиновников или даже футбольных судей узнает в ваших героях себя, оскорбится и подаст в суд. Какова будет ваша реакция?

Максим Киселев. Круто! Значит, нас смотрят!

Игорь Ласточкин. На воре и шапка горит. Это будет отличной рекламой нашего шоу!

Ольга Картункова. Я улыбнусь. Такое уже было, даже в КВН на ребят подавали в суд. Просто у некоторых людей не развито чувство юмора. Хотя эти сами там шутят покруче, чем мы.

Расскажите забавную байку со съемочной площадки.

Максим Киселев. В одном из скетчей я играл участкового и в процессе съемок вышел на улицу, сделать перерыв. А там мужчина припарковался возле выхода на площадку. Я стоял переодетый в форму полицейского (с пистолетом) и вежливо попросил его отъехать. Он быстро выполнил мое пожелание. Впервые я почувствовал в себе власть.

Денис Дорохов. Меня больше всего повеселило, что у одного из операторов фамилия была Дорохов, и, когда говорили: «Дорохов, иди на площадку!» мы оба прибегали и уже на месте выясняли, кого именно звали.

Что для вас важнее: одобрение руководства телеканала или радость и смех обычного зрителя? 

Александр Пташенчук. Важно все! Но первостепенна, конечно, реакция зрителя. Его ведь не обманешь. А если будет признание зрителя, то и одобрение от руководства будет.

Максим Киселев. Одобрение моей мамы. Это самый требовательный зритель на свете.

Ира Чеснокова.Самое главное – понравиться буфетчице. Это залог успеха и сытой жизни.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты